Меню

Волки как регуляторы численности

В России заговорили о проблеме волков: популяция катастрофических показателей

Популяция волка в России сегодня достигла катастрофических показателей — она уже больше, чем после окончания Великой отечественной войны (а тогда даже была разработана программа по отстрелу хищника). Охотоведы подсчитали: ущерб от хищника составляет около 17 миллиардов рублей в год, и он добывает больше дикого зверя, чем легальные охотники и браконьеры вместе взятые. Но это не единственная проблема.

Эксперты в области охоты считают, что сейчас самое время для настоящей «общественной революции», которая позволит любителям животных и охотникам примириться и вместе спасать дикую природу.

В России, как считают эксперты, сегодня общество не очень позитивно воспринимает охоту. И это еще мягко сказано. Тому есть две причины. Первая — пренебрежительное отношение со стороны государства в последние 30 лет к системе охотничьего хозяйства (некоторые вообще считают, что она была разрушена с развалом СССР, а ничего взамен так и не было предложено), которая приносила огромную прибыль бюджету. Вторая — ошибки самих охотников, которые недооценили, что общественные настроения меняются и престиж охоты падает. Люди не очень понимают, зачем вообще разрешать убивать диких животных? И на этом фоне еще растет вип-браконьерство (когда закон нарушают чиновники и правоохранители) и так называемое «протестное» браконьерство (когда местные жители, глядя на все происходящее тоже не считают нужным соблюдать правила охоты). В итоге нет понимания, что настоящие охотники помогают природе и по сути являются ее защитниками.

Например, у нас нет госпрограмм по регулированию численности волка. В итоге сегодня в России насчитывается 60- 80 тысяч особей хищников. В отдельных регионах, таких как Сибирь и Якутия, сосчитать почти невозможно. Это больше, чем после окончания второй мировой войны. Волки причиняют ущерб уже и домашнему скоту. А все, потому что правила охоты не позволяли охотиться на волка круглый год.

Что предложили специалисты на недавней встрече с новым министром природы? Самое важное — поменять лексику. Отказаться от термина «трофейной охоты» (определение «трофейный» в сознании людей связывается с игрой, хобби, погоней за призами и наградами) и поменять его на «природосберегающую» или «природохранную». Однако смена имени вряд ли решит проблему как таковую.

— Мы предлагаем поддержать дичеразведение, — говорит бывший пресс-секретарь президента, ныне известный режиссёр фильмов об охоте и дикой природе Сергей Ястржембский. — Это содержание в полувольных условиях диких животных. С появлением вольерных хозяйств будет увеличиваться количество охотпользователей. Во многих странах мира разведение дичи с точки зрения финансовой и отдачи обходит охоту. Вот смотрите: в России в охотхозяйствах занято всего 30 тысяч человек, а в ЮАР на 15 фирмах дичеразведения больше 100 тысяч человек. Мы попросили министерство приравнять охотпользователей, которые занимаются дичеразведением, к фермерам, распространить на них льготные кредиты, тать им налоговые скидки и прочее. Еще мы попросили нового министра обратить внимание на пилотные проекты.

Таких проектов пока всего три, и страна о них не знает, только узкий круг охотников. Первый реализуется на острове Завьялова, что в 85 км от Магадана. Там охотник Игорь Донцов решил возродить популяцию снежного барана и овцебыков, которые были уничтожены человеком в советское время. Охотоведы вместе с учеными Института им. А. Н. Северцова уже перевезли туда несколько десятков мохнатых красавцев из Якутии.

Овцебыки помимо того, что сами по себе выглядит внушительно и красиво, являются ландшафтообразующих видом – воздействуют на растительность (уничтожает моховой покров, чтобы росли травы и кустарники). Как говорят эксперты, ничего подобного этому проекту ни в России, ни вообще в Азии никогда не было. В итоге на острове Завьялова планируется сделать тропы для экологического туризма и научных исследований.

Второй проект — клуб горных охотников вместе с Минприроды создают на Кавказе питомник для восстановления популяции северокавказской серны и безоарового козла.

Третий проект — два охотника, Назаркин и Лебедев, завезли из Россию из Канады (доставили самолетом) на свой страх и риск белохвостого оленя. Это, надо сказать, перспективный вид, у него высокие адаптационные способности к разным климатическим условиям. Планируется разводить белохвостого оленя в России.

— Мы снимаем сейчас документальный фильм о природосберегающей охоте в мире, — говорит Ястржембский. — И предлагаем его использовать в качестве пособия, что делать, чтобы изменить нынешнюю ситуацию. Любой охотник должен думать о том, как сначала помочь природе и воссоздать ее ресурсы, а не о том, как добыть.

Источник

Волк: поголовное истребление или управление популяцией?

Проблема регулирования численности волка вот уже много лет волнует российских охотоведов. Очередное заседание научно-технического совета Росохотрыболовсоюза состоялось 28 мая этого года. С лекцией «Регулирование численности волка и других хищных зверей» выступил доктор биологических наук, профессор Института экологии горных территорий, главный научный сотрудник Кавказского биосферного заповедника А.Н. Кудактин.

Для этого он специально, по просьбе председателя НТС Е.К. Еськова, прилетел в Москву из Сочи.

Заседание совета проходило в Балашихе, в Российском государственном заочном аграрном университете.

На лекцию были приглашены студенты факультета охотоведения и биоэкологии, будущие биологи-охотоведы, находящиеся в это время здесь на сессии, а также обучающиеся в магистратуре.

Некоторые из них знают волка не понаслышке.

Они задавали вопросы и делились своими наблюдениями.

Анатолий Николаевич вот уже в течение 50 лет занимается проблемой волка. Во второй половине прошлого столетия в России наметился спад численности хищника. Большое значение имело в то время разрешение на использование ядов.

Также большую роль сыграло поощрение охотников: государство выплачивало 150 рублей за добычу волчицы, 100 рублей за добычу волка и 50 рублей за волчонка.

В 1990-х годах эти поощрения были отменены, и в дальнейшем волк стал охотничьим видом. Его численность возрастала, появились волчье-собачьи гибриды, которые визуально достоверно можно отличить лишь с третьего-четвертого поколения. Изменилось также и поведение волка.

Докладчик очень подробно рассказал об особенностях биологии волка. Настоящие, «дикие», волки не имеют контакта с человеком. Они живут на территории, удаленной от людей, питаются дикими животными, сохраняют осторожность и все повадки диких сородичей.

Читайте также:  Реле регулятор форд фокус 1 проверка

Такие волки обитают в горах Кавказа. «Синантропные» группировки волков живут рядом с человеком. Они питаются на свалках, помойках, наносят урон мелкому и крупному рогатому скоту; освоили обитания на вырубках. Здесь они чувствуют себя очень комфортно.

На Кавказе никогда не было резкого падения численности волка. При преследовании человека «дикие» группировки ушли в горы. Там охота на волков сильно затруднена.

Выделяются 4 географические популяции волка на Кавказе:

  • западнокавказская, с центром в Кавказском заповеднике;
  • центральнокавказская, с центром в Кабардино-Балкарии;
  • восточнокавказская, горная, с центром в горном Дагестане;
  • восточнокавказская равнинная, с центром в Прикаспийской низменности.

Каждая популяция имеет свою численность, повадки и степень синантропизации. Равнинная степная популяция характеризуется большой долей волко-собачьих гибридов.

За счет этого и особенностей поведения там был восстановлен довоенный ареал численности волка.

Кстати, волко-собачьи гибриды всегда получаются от помести дикой волчицы и собаки. И никогда не спариваются волки-самцы с самками собак.

Данные по добыче и учету численности волков показывают, что наиболее «волчьими» регионами на юге России являются Краснодарский край и Дагестан.

В то же время в Краснодарском крае ежегодно добывают всего около 250 волков (30% от численности) и 2100 шакалов. В Дагестане добывают около 39% волков от численности популяции. В Чеченской Республике еще меньше — 13%. А вот в Калмыкии почти 73%!

Наблюдения и мониторинг в Дагестане показали увеличение численности волка и шакала, начиная с 2007–2008 гг. по настоящее время. Раньше эти два вида были антагонистами, но сейчас стали толерантными друг к другу.

Причина этого — увеличение доли волко-собачьих гибридов. По мнению А.Н. Кудактина, настало время не поголовно истреблять волков, а управлять их численностью на основе знания биологии вида.

Как показал анализ черепов и зубов добытых волков, присылаемых охотниками, матерые звери составляют менее 10% добычи. Особенно это сказывается при охоте окладом с флажками. Потери, понесенные волками в результате охоты, быстро восстанавливаются за счет ежегодного приплода.

В волчьей стае главную роль выполняют матерые волчицы. Они выбирают территорию, места для логовов, кормежки, переходы и т.п. Матерый волк, посещая логово и принося пищу, каждый раз приходит к нему иным путем, почти не оставляя следов.

При гибели волчицы в группировке начинается хаос. Новая пара образуется лишь в течение 2–4 лет. Новая семья идет на крайние участки группировки. Наблюдается вселение новых взрослых волков, при постоянных территориальных конфликтах.

Подчас гибель матерой стимулирует увеличение численности волков на данной территории за счет вселения новых особей. Многолетняя пара волков охраняет свои участки и поддерживает численность на стабильном уровне.

Зная такую семью, достаточно ежегодно уничтожать только волчат. После их гибели взрослые волки перестают убивать копытных и переключаются на грызунов и зайцев, так как им теперь надо прокормить только себя.

Конечно, управление популяциями в каждом регионе должно иметь свою специфику. В местах интенсивного животноводства, наличия больших площадей особо охраняемых тер-риторий бороться с волком очень сложно.

Следует учитывать, что среди волчьих группировок имеется пищевая специализация. Есть волки-зайчатники, кабанятники, падальщики.

Так, например, после падения численности кабана из-за АЧС было отмечено резкое снижение волчьих группировок, специализирующихся на кабане. Но, в принципе, при дефиците основного кормового ресурса они могут переключаться и на другие корма.

Особая проблема — регулирование численности равнинной (степной) популяции волка. Здесь много волко-собачьих гибридов, отличающихся поведенческими особенностями. Были случаи при нападении на домашний скот, когда домашние собаки облаивали и отвлекались на часть стаи, в то время как несколько волков резали и уносили скот.

Необходимо в местах обитания синантропных группировок волков разрешить круглогодичный их отстрел, то есть вернуться к прежним Правилам охоты.

В регионах необходимо ввести государственную должность профессионального волчатника, которых должно быть минимум один специалист на три-четыре района. Разумеется, он должен получать достаточно высокую зарплату, быть биологически грамотным и вести регулярный мониторинг волчьих популяций.

Он должен организовывать поиск логовов, изъятие из них щенков волков и проводить облавные охоты на волков в зимние месяцы. При этом горные популяции волков желательно не трогать вообще.

Докладчик остановился и на другом виде — шакале, ареал которого быстро восстанавливается, зверь переходит и расселяется по другим регионам России. Его встречают в Саратовской, Воронежской областях, Ставропольском крае и даже в некоторых областях юга Центральной России.

Большую положительную роль в расселении вида играет возрождение сельского хозяйства и создание защитных лесополос, в которых передвигаются звери. Немаловажную роль играет повышение плодовитости вида.

Ранее у шакала в помете отмечалось около четырех щенков, сейчас уже 7-8. В качестве кормового ресурса, помимо мышевидных грызунов, все больше выступают фазаны.

Интенсивное разведение фазанов и их регулярный выпуск в угодья привели к тому, что сегодня фазан стал обычным видом на Кубани. Кроме того, шакалы активно кормятся на свалках и помойках пищевыми отходами. Лисицы не могут составить им конкуренции. Их численность резко сократилась.

Питаясь, в основном, мышевидными грызунами в поле, они неоднократно становились жертвами массового отравления, подбирая на полях погибших от химикатов мышей.

Для борьбы с шакалом нужно разрешить его круглогодичный отстрел и существенно увеличить денежную премию за добычу самок, при этом отстрел самцов и щенков поощрять неденежными средствами (выдача бесплатных путевок и лицензий на охоту и т.п.).

Содокладчиком выступил председатель Московского общества охотников и рыболовов, кандидат биологических наук В.М. Кирьякулов. Он рассказал о волках в угодьях МООиР.

Угодья МООиР составляют большую часть охотугодий области и занимают 3 млн 200 тыс. га. Численность волка регулируют штатные сотрудники охотничьих хозяйств в количестве 436 человек. Сейчас численность волка составляет 30 голов. Сколько семейных группировок, неясно.

В основном волк встречается в периферийных районах на границах с соседними областями: Смоленской, Калужской, Тверской, Рязанской. Скорее всего, это пришлые особи, они заходят и уходят. Недавно была отмечена пара волков в районе Новой Москвы.

Читайте также:  Не нагревается батарея отопления с регулятором

Источник



Волк как естественный регулятор численности дикого северного оленя
в Лапландском заповеднике (Кольский полуостров)

На западе и востоке Мурманской области обитают две изолированные популяции дикого северного оленя Rangifer tarandus [Крепс, 1928; Макарова, Хохлов, 1985]. По особенностям жизненного цикла дикому северному оленю требуются большие – тысячи кв. км. – территории с круглогодичными источниками полноценного корма и не имеющие серьезных препятствий для миграций, как то: железных дорог, автотрасс и т.д. [Макарова, 1980]. Сегодня по территории Лапландского заповедника и прилегающих пространств кочуют около одной тысячи диких северных оленей. Естественно, там же обитают и волки, для которых олени являются основной добычей [Макарова, 1979].

Цель данной работы — проверить достоверность гипотезы о естественной регулирующей роли волка по отношению к численности дикого северного оленя Rangifer tarandus в экосистеме большого природного Лапландского заповедника.

Для оценки численности волков со дня основания заповедника в 1930 г. отмечали все встречи зверей. Их следы – отпечатки следа и размер шага, трупы и останки, результаты охоты на волков на прилегающей к заповеднику территории, вой, остатки помета для фиксации состава его охотничьей добычи, — все это объединяется термином “встречи волков”. В картотеке заповедника хранятся записи наблюдений научных сотрудников, лаборантов-исследователей, лесников (инспекторов охраны), работников администрации – общее число достоверных наблюдений волка за 51 год – 330 [Летопись природы …, 1958-2003].

Основой для оценки динамики стада диких северных оленей на территории заповедника с 1929 послужили отчеты заповедника о наземных и авиаучетах [Отчеты…, 1929 — 2003]. В первые годы учеты велись путем наземных наблюдений, а с 1957 начали систематически раз в год (в марте или апреле) проводить авиаучеты с вертолетов и самолетов [Семенов-Тян-Шанский, 1990]: стадо фотографировали с воздуха, а затем пересчитывали животных на фотографиях.

На рис. 1 представлена попытка сопоставить динамику численности волка и оленя в заповеднике с 1929 по 2003 гг.

В 1967 г оленье стадо в западной части Кольского полуострова достигло максимальной численности — 12640 голов. В заповеднике в тот же год отмечено 15 встреч волков. В связи с большим поголовьем оленей был организован госпромхоз для их отстрела [Семенов-Тян-Шанский, 1990] за пределами заповедника, но вблизи его границ (5-10 км).

К 1976 г. было добыто, по официальным данным, 7375 оленей. С 1976 по 2005 г. существенного роста численности оленьего стада не произошло. После уменьшения численности до 168 голов в 1982 г. (возможно, это были последствия стресса из-за отстрела беременных важенок в феврале) колебания составляли от 500 до 1000 голов, причем в 1994-1996 гг по наземным и авиаучетам было 800 – 1000 животных, а в 2003 г. – 1000 голов (полный авиаучет — четыре полета).

В 1982-85 гг. число встреч волков возросло до 23-28, а к 1989 г. упало до 5. От 1988 до 1996 гг. число встреч волка монотонно росло от 7 до 17, а численность оленей росла от 400 до 1000 голов. Примерно с 1990 г. плановые отстрелы волков в Мурманской области прекратились.

С 1996 до 2003 гг. общая численность встреч волков колебалась в пределах 13 — 27, т.е. было 2-3 жизнеспособных стаи, оленье стадо в эти годы насчитывало около 1000 голов. В первые годы организации Советских заповедников ставилась задача сбережения и преумножения популяций исчезающих животных, причем их перечень ограничивался охотничье-промысловыми видами, поэтому на почву заповедников был перенесен опыт охотничьих хозяйств. На 1930-1970е годы приходится торжество идей биотехнии, когда признаком благополучного положения в заповедниках считался прогрессирующий рост численности хозяйственно ценных животных. Основная стратегия управления населением животных в заповедниках сводилась к тому, что популяциям т.н. ценных видов создавали благоприятные условия, способствующие сокращению смертности и увеличению успешности размножения, а популяции т.н. вредных животных подавлялись вплоть до полного или почти полного уничтожения, например дикий северный олень (берегли) – волк (уничтожали).

Если в охотничьих хозяйствах стремление искусственно увеличить поголовье “особенно ценных в хозяйственном отношении” видов было оправдано практическими соображениями, то в заповедниках такая тенденция просто не имела ни хозяйственного, ни биологического смысла: во всех заповедниках охота была запрещена всегда, а любое искусственное изменение природных процессов антиэкологично и не связано ни с общими, ни с частными задачами заповедников. [Соколов и др., 1997; Алексеева и др., 1983; Дыренков, 1986, Насимович, 1968, 1974, 1979; Насимович и Исаков, 1983].

Это целиком применимо и к Лапландскому заповеднику. Его организация имела в виду сохранение большого участка природных ландшафтов Кольского севера с их растительностью и животным миром, в первую очередь в интересах охотничьего хозяйства [Крепс, 1928]. В первые пять лет заповедник был организационно связан с охотничьим хозяйством, он прежде всего считался резерватом охотничье-промысловых животных. Задачей его считалась охрана дичи и пушных зверей, содействие их расселению на окружающие территории [Постановление…1930]. Согласно этой концепции наиболее нуждался в охране дикий северный олень Rangifer tarandus.

В дальнейшем, в “Положении о Лапландском заповеднике” [1958, 1960] биотехнические идеи повторялись и уточнялись: заповеднике предписывалось обязательн истреблять волков, при сохранении остальных хищников, как неотъемлемой части природного комплекса. Но и сегодня отголоски этих биотехнических идей появляются в публикациях и нормативных документах, например [Стратегия сохранения …, 2004].

В Лапландском заповеднике из-за его больших размеров и пересеченного рельефа для создания благоприятных условий копытным (дикому северному оленю и лосю) активно применялось только снижение контактов с “опасными” хищниками – волками, их уничтожали по области, это привело к тому, что и в заповеднике они стали встречаться гораздо реже.

Благоприятные условия существования – заповедный режим и почти полное отсутствие волка — способствовали росту популяции оленей в Лапландском заповеднике, а прогрессирующий рост поголовья оленей приводил в конечном итоге к перенаселению со всеми вытекающими отрицательными последствиями. По прямолинейной логике, вытекающей из практики управления охотничьими хозяйствами, перенаселение популяции оберегаемого вида (Rangifer tarandus) требует ее сокращения путем активного уничтожения, т.е. к качественному изменению стратегии — от охраны к уничтожению. Конечно, из этических соображений при этом поддерживалось мнение, что отстрел должен проводиться только за пределами заповедника [Бородин, 1959, Семенов-Тян-Шанский, 1982].

Читайте также:  Всережимный регулятор подачи топлива

Опыт регулирования численности копытных в заповедниках Советского Союза, в том числе в Лапландском, путем отстрела во всех без исключения случаях дал отрицательные результаты. В 1971 г. на западе Мурманской области, вне заповедной территории, но близ нее, начался промысловый отстрел диких оленей (регуляция численности) [Семенов-Тян-Шанский, 1982.]. Промысел шел за счет маточного поголовья, т.к. к этому времени прироста популяции не было, она сокращалась от бескормицы [Семенов-Тян-Шанский, 1982, 1990 , личные свидетельства работников заповедника, автора статьи, участников промысловых отстрелов оленей 1967 — 1982].

По данным официального отчета госпромхоза “Мурманский” к 1976 г. из стада было изъято 7375 голов, причем по неофициальным сведениям изъятие было значительно больше – за счет подранков, браконьерства и беременных важенок, погибших от стресса (беременность оленей продолжается около 8 месяцев, с октября по середину мая, охота растягивалась до 15 марта, а уже в середине мая идет массовый отел оленей, т.е. охота подрывала возобновление популяции). По учету 1976 г. в живых осталось 482 оленя, но стадо продолжало таять, и в 1982 г. учет показал 168 оленей.

Наиболее естественным, экологически оправданным способом действительной регуляции численности копытных представляется сохранение активных крупных хищников — волка и бурого медведя [Филонов, 1983,1989]. Волк важнее в нашем случае, т.к. медведь зимой на полгода впадает в спячку, а летом в основном потребляет растительные корма, например, ягоды. [Овсяников и Поярков, 1995; Рябов и др., 1983; Pimlott 1967, Peterson 1977].

Воздействие волков, по-видимому, благоприятно для состояния стада – волки изымают в первую очередь ослабленных и больных животных, а охотники наоборот – убивают самых крупных и бодрых, тем самым ухудшая кондиции стада. По картотеке в Лапландском заповеднике жертвами волков в основном были олени — из 57 проб останков жертв волков и волчьего помета — 40, т.е. 70% были оленьи, 12 — лосиные, других животных – 5 (3 — зайцев, 2 – полевок).

Мы можем пока еще не утверждать, но с большим основанием предполагать, что в Лапландском заповеднике в последние 15 лет реализуется естественный, без искусственных принудительных мероприятий, эксперимент поддержания стабильной численности диких северных оленей. Территорию заповедника и вокруг него контролируют 8 – 12 волков, в течение этого времени численность оленей колеблется в пределах 1000 голов, что соответствует естественной емкости пастбищ, состояние ягельных пастбищ, сильно истощенных ранее, улучшилось, олени держатся бодрыми компактными группами.

Ситуация осознаётся постепенно, и чтобы внести ясность в проблему, надо провести в заповеднике ряд научных наблюдений за взаимоотношениями волка и оленя. При решении нашей конкретной частной задачи – выяснить взаимоотношения волка и оленя в Лапландском заповеднике — учёты численности оленей проводились и проводятся регулярно, а для волка приходится опираться в основном на случайные наблюдения. В дальнейшем редполагается организовать изучение взаимоотношений волка и оленя в Лапландском заповеднике на основе планируемого статистически обоснованного эксперимента.

Алексеева Л.В., Нухимовская Ю.Д., Реймерс Н.Ф. 1983. ООПТ: реальность, проблемы, перспективы. Природа, № 8: 34-43 стр.

Бородин Л П. 1959. К вопросу о роли лося в лесном хозяйстве. В: Сообщения Института леса АН СССР, вып. 13: 102-110 стр.

Дыренков С.А. 1986. О принципах жесткой резервации территорий// Ботанический ж-л, Т.71, №3: 392-394 стр.

Крепс Г.М. 1928. Дикий северный олень на Кольском полуострове и проект организации Лапландского заповедника. Карело-Мурманский край, 10-11: 35-40 «Летопись природы» Лапландского заповедника. 1958 – 2003 гг., книги 1 – 39

Макарова О.А. 1979. Некоторые данные о размещении и численности волка в Мурманской области. В: Экологические основы охраны и рационального использования хищных млекопитающих. Материалы Всесоюзного совещания, 23-27 января 1978. Изд. Наука, Москва. 120-122 стр.

Макарова О.А. 1980. К вопросу охраны дикого северного оленя (Лапландский заповедник, Мончегорск). В: Сельское хозяйство Крайнего Севера (IV Всесоюзное совещание “Пути интенсификации сельского хозяйства Крайнего Севера”), Часть 2, Биологические ресурсы и охрана природы. Магадан. 168-171 стр.

Макарова О.А. и Хохлов А.М. 1985. Состояние и пути восстановления численности дикого северного оленя Кольского полуострова. В: Экология, охрана и хозяйственное использование диких северных оленей. Новосибирск. 22-27 стр.

Насимович А.А. 1968. Задачи и пути развития заповедного дела в СССР.//Бюлл. МОИП. Отд. Биологии. Т.73, вып.4: 148-151 стр.

Насимович А.А. 1974. Научные основы заповедного дела.// Там же, т.7, вып.5: 113-119 стр.

Насимович А.А. 1979. Основные подходы к управлению экосистемами в заповедниках. Опыт работы и задачи заповедников СССР. М., 106-112

Насимович А.А., Исаков Ю.А. 1983. Сохранение эталонных экосистем в заповедниках: возникающие трудности и возможности их преодоления// ОПТ Сов. Союза, их задачи и некоторые итоги исследования. М., 52-61

Овсяников Н.Г. и Поярков А.Д. 1995. Волк в заповедниках России. Бюлл. МОИП. Отд.биол. т.100, вып.1: 12-19 Отчеты ЛГЗ по учетам численности дикого северного оленя. 1929 – 2001 гг.

Положение о Лапландском заповеднике. 1958, 1966 гг.

Постановление Ленинградского областного исполнительного комитета об организации Лапландского заповедника. 1930 г.

Рябов Л.С., Лихацкий Ю.П., Никитин Н.М. 1983. Стайность и численность волков в Воронежском заповеднике. Бюлл. МОИП. Отд.б., т. 98, вып.3: 98-106

Семенов-Тян-Шанский О.И. 1982. Звери Мурманской области. Мурманское книжное издательство. 176 стр.

Семенов-Тян-Шанский О.И. 1990. Лапландский заповедник как резерват дикого оленя. В: 60 лет Лапландскому государственному биосферному заповеднику (информационные материалы). Мончегорск. Стр. 46-50.
Стратегия сохранения редких и находящихся под угрозой исчезновения видов животных, растений и грибов. 2004. Норм. документ МПР РФ, утв. 06.04.2004 г.

Соколов В.Е., Филонов К.П, Нухимовская Ю.Д., Шадрина Г.Д. 1997. Управление популяциями животных. В: Экология заповедных территорий России. Москва, Изд. Янус-К. Стр. 400-433.

Филонов, К.П. 1983. Изменчивость факторов смертности в популяциях диких копытных животных. Экология № 2: 57-64

Филонов, К.П. 1989. Копытные животные и крупные хищники на заповедных территориях. М., Наука, 253 стр.

Источник